Фэндом

Наука

Прогрессоры

22 221статья на
этой вики
Добавить новую страницу
Обсуждение0 Поделиться

Прогрессоры в научно-фантастической литературе — представители высокоразвитых разумных рас, в чьи обязанности входит содействие историческому прогрессу цивилизаций, находящихся на более низком уровне общественного развития.

Термин «прогрессор» был изобретён братьями Стругацкими и первоначально использовался лишь применительно к миру Полудня, позднее идею прогрессорства развил Сергей Лукьяненко в своей дилогии «Звезды — холодные игрушки», придав ему, правда, совершенно другое значение и введя новую специализацию «регрессор», в чьи обязанности входило уменьшение уровня недружественных цивилизаций, подготовки почвы для прогрессоров.

Схожую с прогрессорством концепцию разработал Йен М. Бенкс в своих книгах, посвящённых вселенной «Культуры». Также схожая концепция встречается в книге Гарри Гаррисона «Рождение Стальной Крысы»: на отсталую феодальную планету прилетает университетский профессор, маскирующийся под феодала. Он обеспечивает поступление на планету более современной техники и планомерно переводит её на следующую социальную формацию.

Прогрессоры мира Полудня Править

Организация Править

Кого из героев Стругацких можно называть прогрессорами и с какого момента деятельность землян на других планетах может называться прогрессорством — вопрос неоднозначный, ответ на него зависит от того, как определить эти понятия и считать ли прогрессорами тех, кто практически занимался прогрессорской деятельностью до того, как концепция Прогрессорства была сформирована и оформлена в виде соответствующих официальных институтов.

Формально прогрессорами могут называться только агенты земного КОМКОНа-1 (Комиссии по Контактам) (свидетельством именно такого подчинения служит описание запросов Абалкина в КОМКОН в романе «Жук в муравейнике»). Примеры таких агентов — Лев Абалкин в романе «Жук в муравейнике» и Корней Яшмаа в романе «Парень из преисподней». Таким образом, ни Рудольф Сикорски, ни Каммерер на Саракше формально прогрессорами не были, и операция СГБ на Саракше к институту Прогрессорства относится только по сути. Сотрудники Института экспериментальной истории, в том числе Антон-Румата из романа «Трудно быть богом», также не являются прогрессорами, о чём говорил сам Борис Стругацкий:

Много раз уже писал я здесь, что Румата — НЕ прогрессор. Во времена Руматы даже такого понятия — «прогрессор» — не было в употреблении. Румата — наблюдатель, нарушивший законы и нормы поведения наблюдателей[1]
.

Несмотря на это, мнение о том, что Румата, Каммерер, Сикорски занимаются именно прогрессорством, достаточно распространено. Например, в статье в журнале «Мир фантастики» можно прочесть: «Впервые прогрессорство появляется в повести „Трудно быть богом“[2]», причём такой трактовке понятий «прогрессор» и «прогрессорство» можно найти обоснование и в текстах книг Стругацких. Так, в «Жуке в муравейнике» Максим Каммерер пишет: «…[я] сам был, по-видимому, одним из первых прогрессоров ещё в те времена, когда это понятие употреблялось только в теоретических выкладках», явно отделяя понятие «быть прогрессором» от «иметь профессию „прогрессор“». Также в повести «Волны гасят ветер» сами Стругацкие пишут: «Для герцога Ируканского разоблаченный Прогрессор-землянин был демоном или практикующим чародеем». Правда, эта фраза может быть отнесена не к Румате, а к его последователям, которые работали на той же планете, но были уже прогрессорами во всех смыслах, в том числе и формально (как тот же Тойво Глумов). С другой стороны, сама деятельность Руматы, раздававшего инсургентам монеты из чистейшего золота, более похожа на деятельность прогрессора, чем наблюдателя.

Как правило, в сферу компетенции прогрессоров входят только человеческие цивилизации, так как c нечеловеческими расами, такими как, например, леонидяне и голованы, Земля предпочитает просто поддерживать дипломатические контакты.

Отдавая себе отчёт в возможной ксенофобии со стороны местного населения, прогрессоры предпочитают действовать скрытно и никогда не выходят из-под прикрытия, за исключением критических случаев. Обычно лишь горстка гениальнейших местных учёных и наиболее надёжных лидеров знает об их истинном происхождении. Таким образом, работа прогрессоров практически мало отличается от работы современных нелегальных разведчиков в иностранных государствах — они должны определённым образом залегендировать своё появление и играть в повседневной жизни роль аборигенов. Поскольку прогрессоры — это обычные земные люди, хоть и отобранные специальным образом, при планировании их миссий пришлось решать проблему совмещения жизненных установок и поведенческих стереотипов землянина XXII века с особенностями поведения и восприятия аборигенов. Это достигается с помощью специальной процедуры, известной как «психическое кондиционирование». Суть процедуры не описывается, судя по отдельным оговоркам, она включает, помимо прочего, моделирование ситуаций, с которыми придётся столкнуться прогрессору, и «постановку» правильной реакции на них. У прогрессоров подавляется естественная брезгливость и выработанные социумом реакции нетерпимости по отношению к недостойному поведению окружающих, насилию, грубости, прививаются собственные стереотипы поведения, типичные для общества, где прогрессор будет работать. При возвращении на Землю прогрессоры проходят процедуру рекондиционирования, которая возвращает психику объекта в исходное состояние.

Многие известные факты о деятельности Странников можно интерпретировать так, что эта сверхцивилизация тоже имеет свой институт прогрессорства и развивает ряд цивилизаций, включая Землю, опережая их во всем — от эффективности до неуловимости.

Истоки прогрессорства Править

Частично причины появления прогрессорства описаны Горбовским в конце книги «Волны гасят ветер». Он формулирует их как «плач по собственной истории» — землянам невыносимо видеть, как подобные им, но более молодые общества «ходят по тем же самым граблям», совершают известные трагические ошибки. Естественное желание — уберечь младших братьев по Вселенной от лишнего горя и потрясений, сделать их путь к совершенной цивилизации более прямым и менее опасным.

Судя по описанным в книгах Стругацких отдельным эпизодам, человечество после открытия как минимум нескольких планет с человеческими цивилизациями, находящимися на различных, но более ранних стадиях исторического развития, не сразу определилось с тем, как строить свои отношения с ними. О попытках прямых официальных контактов с такими цивилизациями ничего не говорится; скорее всего, таковых не предпринималось. С частными контактами ситуация неопределённая. Есть сведения, что они не возбранялись (это иллюстрируется приведёнными в «Обитаемом острове» воспоминаниями Каммерера: «… сражайся с чудовищами, буде такие встретятся, вступай в контакты, если найдёшь с кем…», да и его поведением в начальный период пребывания на Саракше, когда он пытался вступить с аборигенами в контакт в качестве землянина). С другой стороны, в «Попытке к бегству» цитируется со ссылкой на КОМКОН обязательная к исполнению инструкция, требующая от капитана корабля в случае обнаружения на планете признаков разумной жизни «немедленно покинуть планету, тщательно уничтожив все следы своего пребывания». Возможно, впрочем, что речь идёт просто о разных периодах времени, когда действовали различные правила.

Для Института Экспериментальной Истории открытые человеческие цивилизации на разных стадиях развития должны были стать важнейшим источником информации (поскольку дали возможность сравнить ход истории на разных планетах, что необходимо для отделения закономерностей исторического развития от действия случайных факторов). В отношении активного воздействия землян на ход чужой истории сначала возобладала точка зрения сторонников недопустимости вмешательства (это явствует из «Трудно быть богом»), и агенты ИЭИ должны были выполнять роль наблюдателей, вмешиваясь лишь в отдельные локальные ситуации и оказывая помощь отдельным выдающимся личностям. При этом подразумевалось, что действия наблюдателей в итоге приближают для наблюдаемой цивилизации достижение высших ступеней социального устройства, но лишь в незначительной степени (в беседе с Руматой дон Кондор говорит: «Мы не увидим результатов своей работы»). При подготовке наблюдателей ИЭИ были отработаны те методы, которые позже взяли на вооружение прогрессоры (в частности, начало использоваться психическое кондиционирование).

Одновременно с этим Совет Галактической Безопасности предпринял несколько попыток существенного воздействия на ход истории некоторых инопланетных человечеств, оказавшихся ситуации, создающей угрозу гибели цивилизации как таковой. В результате был получен опыт активного целенаправленного вмешательства в инопланетную историю (в книгах первым примером такого опыта стал Саракш). Ясно, что где-то в это время концепция невмешательства уступила место концепции прогрессорства как хорошо продуманного и строго дозированного, но целенаправленного и активного воздействия на процесс становления цивилизации. В период, следующий за эпопеей Краммерера на Саракше, в книгах уже описывается вполне профессиональная прогрессорская деятельность под эгидой КОМКОНа.

Оценка деятельности Править

Аналогии прогрессорства в реальной истории довольно прозрачны — это деятельность агентов более развитых (в каком-либо отношении) государств в странах «третьего мира». В реальности такая деятельность часто вызывает упрёки в том, что «миссионеры» развитых стран действуют не из соображений пользы для слабых, а из соображений собственной материальной выгоды (геополитических приобретений, получения доступа к природным ресурсам и так далее). Изначально постулировав безусловно-гуманные цели прогрессорства, Стругацкие, тем не менее, показывают, что даже в такой интерпретации прогрессорская деятельность может оцениваться, как минимум, неоднозначно.

Оценку прогрессорства Стругацкие, как правило, предоставляют читателю, однако иногда авторское мнение «прорывается», например, в тех же «Волнах» в изложении позиции Тойво Глумова, который считает недопустимым как минимум прогрессорство Странников, и высказывании Горбовского: «Сверхцивилизации так же нелепо заниматься Прогрессорством, как нам сейчас учреждать бурсы для подготовки деревенских дьячков…».

Отношение современников к прогрессорам достаточно откровенно описано в «Жуке в муравейнике». Его можно сравнить с отношением к сотрудникам органов государственной безопасности: слегка опасливое, часто неодобрительное. Большинство признаёт, что эти люди делают нужное и важное дело, но предпочитает ни к этим людям, ни к их делам не иметь касательства. Каммерер говорит: «Признаюсь совершенно откровенно: я не люблю прогрессоров, хотя сам был, по-видимому, одним из первых прогрессоров еще в те времена, когда это понятие употреблялось только в теоретических выкладках». И причина такого отношения — то, что прогрессоры вынужденно выходят за границы морали, на которой стоит земное общество.

Я прекрасно помню это видение мира, когда любой носитель разума априорно воспринимается как существо, этически равное тебе, когда невозможна сама постановка вопроса, хуже он тебя или лучше, даже если его этика и мораль отличаются от твоей…
И тут мало теоретической подготовки, недостаточно модельного кондиционирования — надо самому пройти через сумерки морали, увидеть кое-что собственными глазами, как следует опалить собственную шкуру и накопить не один десяток тошных воспоминаний, чтобы понять наконец, и даже не просто понять, а вплавить в мировоззрение эту, некогда тривиальнейшую мысль: да, существуют на свете носители разума, которые гораздо, значительно хуже тебя, каким бы ты ни был… И вот только тогда ты обретаешь способность делить на чужих и своих, принимать мгновенные решения в острых ситуациях и научаешься смелости сначала действовать, а потом разбираться.
По-моему, в этом сама суть прогрессора: умение решительно разделить на своих и чужих. Именно за это умение дома к ним относятся с опасливым восторгом, с восторженной опаской, а сплошь и рядом — с несколько брезгливой настороженностью. И тут ничего не поделаешь. Приходится терпеть — и нам, и им. Потому что либо прогрессоры, либо нечего земле соваться во внеземные дела…

И это позволяет сформулировать более общий вопрос: а допустимо ли для общества создавать и поддерживать институты, сама суть которых требует, чтобы некоторые члены общества выходили за границы морали?

Любопытно, что в отношении к прогрессорской деятельности землян у Стругацких можно чётко выделить три принципиально разных подхода, в зависимости от того, в каких обстоятельствах эта деятельность ведётся.

  • Профессиональные прогрессоры. Сотрудники соответствующих учреждений, специально отобранные и подготовленные, работающие по разработанным специально для них легендам, экипированные, вооружённые, поддерживающие связь со своими и профессионально выполняющие свою работу. Отношение к ним соответствует вышеописанному. Самый яркий представитель - Рудольф Сикорски.
  • Профессионалы, которые не выдержали и сломались. Антон-Румата и многие другие на Арканаре, кто не выдержал и вместо аккуратного продвижения по заданной базисной теорией линии вынул меч и начал всерьёз драться, убивать, свергать и вести за собой. С одной стороны, совершенно прямо говорится, что их срывы принесли множество бед и ничего не сделали лучше. Однако люди эти описываются с симпатией и пониманием. Их не обвиняют, они — просто свидетельство того, что добрый и гуманный человек тоже не из железа выкован и выдержать может многое, но не всё. Кроме того, они — ещё один повод для вопроса: а надо ли этим заниматься, если польза под вопросом, а реальный вред для реальных людей — налицо?
  • «Прогрессор поневоле» Каммерер. Он стоит совершенно особняком. В отличие от профессионалов, по сути — богов, спустившихся с небес поиграть среди смертных, он становится частью инопланетного общества, куда его занесли обстоятельства. Он не на прогулке, не на задании, он — дома. Да, он намного сильнее аборигенов Саракша, но и только. Он не воплощает никаких умозрительных теорий, он просто хочет сделать свой новый дом лучше. Тот факт, что он своей деятельностью мешает профессионалам и в конце концов срывает план умиротворения Саракша, в данном контексте не имеет значения. Максим действительно рискует жизнью, без какой-либо надежды на помощь и поддержку Земли. И это обстоятельство делает его поведение, в отличие от поведения профессионалов, безусловно этичным. Он получает выстраданное право действовать и выступать от имени жителей планеты. И в заключительной встрече Максима со Странником в «Обитаемом острове» «прогрессор поневоле» одерживает безусловную моральную победу над прогрессором-профессионалом: «Но свою главную задачу я знаю твердо: пока я жив, никому здесь не удастся построить еще один Центр. Даже с самыми лучшими намерениями…»

Здесь уместно будет вспомнить точку зрения Ивана Ефремова на прогрессорство. Она достаточно многогранно изложена в беседе экипажа звездолета «Темное пламя» в романе «Час Быка».

«...— Опять перед нами, как тысячи раз прежде, стоит все тот же вопрос: вмешательства-невмешательства в процессы развития, или, как говорили прежде, в судьбу отдельных людей, народов, планет. Преступны навязанные силой готовые рецепты, но не менее преступно хладнокровное наблюдение над страданиями миллионов живых существ, животных ли, людей ли. Фанатик или одержимый собственным величием психопат без колебания и совести вмешивается во все. В индивидуальные судьбы, в исторические пути народов, убивая направо и налево во имя своей идеи, которая в огромном большинстве случаев оказывается порождением недалекого ума и больной воли параноика. Наш мир торжествующего коммунизма очень давно покончил со страданиями от психических ошибок и невежества власти. Естественно, каждому из нас хочется помочь тем, которые еще страдают. Но как не поскользнуться на применении древних способов борьбы — силы, обмана, тайны? Разве не очевидно, что применяя их, мы становимся на один уровень с теми, от кого хотим спасать? А находясь на том же уровне, какое право имеем мы судить, ибо теряем знание?..
— Разве можно полностью отвергать вмешательство, если с детских лет — и во всей социальной жизни — общество ведет людей по пути дисциплины и самоусовершенствования? Без этого не будет человека. Шаг выше, к народу — совершенствование его социальной жизни, а затем и совокупности народов, целой страны или планеты. Что же такое ступени к социализму и коммунизму, как не вмешательство знания в организацию человеческих отношений?
— Да, это так, но если оно создается изнутри, а не извне. Здесь же мы чужие, пришельцы из совсем другого мира...»

— И. Ефремов. «Час Быка»

Деятельность прогрессоров в XXII веке Править

Шаблон:Вымысел

Середину двадцать второго столетия ознаменовал взлет популярности ИЭИ и прогрессорства, и ниже приведен список наиболее значимых их операций.

  • Операция на Сауле. Эта операция не была описана ни в одной из книг, однако, вероятнее всего, она началась в 2141 году, сразу же после открытия Саулы и реактивации ИЭИ. (Информация уязвима для критики. В тексте повести «Попытка к бегству» указана дата открытия Саулы 22 апреля 2250 года.)
  • Операция на Арканаре. Так как к моменту начала прогрессорской деятельности планета большей частью перешла в стадию Ренессанса, действия прогрессоров в основном сводились к защите и, по необходимости, спасению местных учёных и деятелей искусства от консервативных властей. Помимо этого, именно на Арканаре оттачивалась Базовая Теория Феодализма. Данная операция была также печально известна огромным количеством нервных срывов и психологических травм, полученным при исполнении местной агентурой ИЭИ — наиболее известна в этом отношении «арканарская резня».
  • Операция на Гиганде. Как и Арканар, Гиганда была открыта задолго до развёртывания на ней полноправной прогрессорской операции (в 2136 году). К 2177 году прогрессорам удалось остановить мировую войну, судя по всему, кипевшую на планете задолго до её обнаружения Землей. Корней Яшмаа, один из «подкидышей», принял самое деятельное участие в этой операции, особенно в 77-м.
  • Операция на Саракше. В 2148 году эта планета стала объектом пристального внимания прогрессоров, долгое время предводительствуемых лично шефом КОМКОНа-2, Рудольфом Сикорски. Девять лет прогрессоры отчаянно пытались удержать контроль над ситуацией на Саракше и помирить соперничающие государства, но все их усилия были обращены в прах не разобравшимся в ситуации землянином Максимом Каммерером в 2157-м. «Кризис Каммерера» был вторым серьёзным фиаско ИЭИ.
    • Операция «Голован в космосе». Под-проект операции на Саракше, эта операция была начата сразу после установления контакта с голованами в 2160 году. Группа ученых, ведомая Львом Вячеславовичем Абалкиным (знатоком Голованов и «подкидышем» в одном лице), успешно передала ряд важных космических технологий киноидной расе, используя небо над Пандорой как тренировочный полигон, а также помогла им основать посольство на Земле.
    • Операция «Штаб». Целью этой операции, начатой в 2169-м, была инфильтрация в силовые структуры Островной империи агента Гурона (Лев Абалкин). Несмотря на успешное начало операции, Абалкин вскоре «застрял» в штабе группы флотов «Ц», после психического спазма (по мнению Сикорски Абалкин убил земного связного Тристана, но это не доказано), был отправлен на Землю, где и погиб (см. «Жук в муравейнике»).
    • Судя по оговоркам в «Волнах», уже после гибели Абалкина Каммерер на какое-то время возвращался к прогрессорской деятельности и добился того, к чему готовили Абалкина — побывал в Столице Островной Империи. Книга «Белый Ферзь» (рабочее название), описывающая работу Максима в ходе этой операции, известна из интервью Бориса Стругацкого, из-за смерти Аркадия Стругацкого она так никогда и не была дописана.
  • Операция «Ковчег» была начата в 2161 году, сразу же после открытия Панты, и подразумевала полную депортацию всех пантиан на любую другую планету, не находящуюся под угрозой звездного катаклизма. Изначально выбор пал на планету, которая так и была названа — Ковчег, однако после обнаружения на ней местной разумной расы, прогрессорам пришлось искать более подходящее место. С этого момента у операции появилась вторая цель — установить контакт с местной цивилизацией. Из книг Стругацких неясно, как (если вообще) операция «Ковчег» была завершена.
  • Операция «Мёртвый мир». Целью этой операции, начатой в 2162-м, было спасение остатков местного населения Надежды, чья родная планета была опустошена глобальной экологической катастрофой, но жители Надежды оказали им активное сопротивление, судя по всему, видя в их помощи очередную западню Странников. Лев Абалкин и его напарник-Голован, Щекн-Итрч[3], участвовали в этой операции в 62 году.

Других конкретных сведений о работе прогрессоров в текстах Стругацких нет, однако, судя упоминанию в повести «Волны гасят ветер», Тойво Глумов работал прогрессором по меньшей мере три года, с 2190 по 2193, по крайней мере часть этого времени проведя в Арканаре, и ушёл в отставку, «разрушив надежды, которые на него возлагались и планы, которые строились для него». Из этого можно заключить, что прогрессорская деятельность землян продолжалась и далее.

Прогрессоры у Лукьяненко Править

В отличие от прогрессоров Стругацких, являющихся бескорыстными паладинами альтруизма и науки, у Лукьяненко они представляют собой лишь инструмент в руках властей одной из наиболее технологически развитых цивилизаций, описанных в книгах «Звёзды — холодные игрушки» и «Звёздная тень» — геометров. Такое название им дали обнаружившие их планету люди, осознав, что те искусственно придали её континентам геометрически правильные формы квадрата и круга. Цивилизация Геометров во многих аспектах очень похожа на Землю мира Полудня, что неудивительно, если учесть, что сам Лукьяненко прокомментировал(недоступная ссылка), что остался недоволен системой, описанной Стругацкими, и представил свое видение её.

Геометры были убеждены в возможности построения межзвёздного братства рас (фактически, формы империализма, не свойственного миру Полудня) и преследовали свою цель, подводя под свой уровень технологии все встреченные цивилизации и предлагая им после этого дружбу и братство. Таким образом, «прогрессорами» называли себя те Геометры, в чьи обязанности входило поднятие научного и социального статуса менее развитых цивилизаций. По аналогии, существовали и «регрессоры», которым поручалось снижение уровня рас, путем уничтожения «лишних» научных достижений, по возможности сохраняя культурные, до тех пор, пока они не были готовы присоединиться к братству Геометров, затем начиналось их прогрессирование.

См. также Править

Примечания Править

Шаблон:Мир Полудня

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на Фэндоме

Случайная вики